Луис Воланте, Сильке В. Шнепф, Джон Джеррим, Дон А. Клингер

Организация экономического сотрудничества и развития традиционно характеризовала превосходство в образовании, ссылаясь на системы образования с высокими достижениями и незначительным разрывом в успеваемости между мальчиками и девочками, иммигрантами и не иммигрантами, а также учащимися из групп с высоким и низким социально-экономическим статусом (СЭС) по результатам Международной программы оценки образовательных достижений учащихся (PISA).

В нашей последней книге издательства Springer (2019) представлены ведущие научные исследования в области социально-экономического неравенства и результатов образования в Австралии, Англии, Германии, Испании, Италии, Канаде, Нидерландах, Финляндии и Швеции. В книге проводится анализ по каждой конкретной стране и дается обзор результатов успеваемости учащихся по результатам PISA и, при наличии, по национальным административным данным; а также обсуждается эффективность политических мер, которые были приняты для сокращения разрыва в социально-экономическом положении между учащимися с высоким и низким СЭС.

Почему социально-экономическое положение и успеваемость учащихся являются важной темой?

Существует, по крайней мере, три причины, по которым взаимосвязь между СЭС и успеваемостью учащихся является актуальной. Первое – это социальная справедливость. Дети не выбирают свою семью и/или СЭС. Таким образом, «несправедливо», если возможности для дальнейшей жизни в значительной степени определяются фактором, который находится вне чьего-либо контроля. Во-вторых, к сожалению, неравенство продолжает существовать. Образование может служить движущей силой в создании мобильности между поколениями для решения проблем неравенства (Голдторпе, 2014); однако отсутствие качественного доступа может способствовать сохранению или даже усилению такого неравенства. В-третьих, в конкурентном мире крайне важно, чтобы государства максимально увеличивали свои человеческие ресурсы. Если учащиеся из бедных и неблагополучных семей не могут в полной мере реализовать свой академический потенциал, то вряд ли это произойдет.

Каковы траектории социально-экономического неравенства?

Как показали авторы глав книги, в большинстве стран, за исключением Германии, социально-экономическое неравенство оставалось прежним или даже усиливалось. Используя самые последние данные PISA за 2015 год, разрыв в успеваемости между учащимися с низким и высоким социально-экономическим статусом приравнивается к одному или двум годам обучения. Это свидетельствует об острой необходимости дальнейшего осуществления политики по борьбе с неравенством в области образования.

Какие политические меры связаны с социально-экономическим неравенством?

Исходя из анализа по странам, политику в области образования, влияющую на разрыв в успеваемости из-за социально-экономического неравенства, можно разделить на три категории: i) специализированная или общая система школьного обучения, ii) автономное или централизованное школьное управление, а также iii) учебная программа и методика обучения.

Наиболее убедительные доказательства политики, которая усиливает разрыв в успеваемости из-за социально-экономического положения учащихся, были найдены при специализированной системе школьного образования. При специализированной школьной системе, учащихся направляют в разные школы, которые имеют различные учебные планы, цели обучения и предоставляют разные карьерные возможности учащимся после окончания школы. Специализированная школьная система, как правило, связана с более низкими средними показателями по стране, а также с большей социальной сегрегацией школ. Специализированная школьная система с большей вероятностью приводит к увеличению разрыва в успеваемости между учащимися. Тем не менее, из представленных в книге выводов также очевидно, что взаимосвязь между специализированной школьной системой, социально-экономическим неравенством и успеваемостью учащихся не является универсальной. По мнению некоторых авторов глав, политические стратегии, рассматриваемые отдельно от конкретных национальных контекстов или в сочетании с другими стратегиями, скорее всего, приведут к слишком упрощенным или неточным выводам.

Наша работа, которая также кратко излагается в аналитической записке Европейской комиссии, свидетельствует о многогранности национальных контекстов, что затрудняет анализ политики в области образования на международном уровне. В связи с этим следует с осторожностью использовать результаты PISA при принятии конкретных мер в области политики образования во всем мире.

About the author(s)

Louis Volante

Dr. Louis Volante (PhD) is a Professor of Education at Brock University, Professorial Fellow at UNU-MERIT, and President of the Canadian Educational Researchers’ Association (CERA). His research is focused on education and public policy analysis; international assessments and the politics of education reform; metrics, performance monitoring, and education governance; migrant integration policies and education outcomes; and social inequality in education.

Sylke V. Schnepf

Sylke Viola Schnepf is a Senior Researcher in the Competence Centre on Microeconomic Evaluation of the European Commission's Joint Research Centre, Ispra, Italy. Her main research interests regard social inequalities especially in the field of education, policy impact evaluation and survey methodology. Previously, she was an Associate Professor in Social Statistics in the Faculty of Social and Human Sciences, University of Southampton UK.

John Jerrim

John Jerrim is Professor of Education and Social Statistics in the Institute of Education, University College London. His research interests include the economics of education, access to higher education, intergenerational mobility, cross-national comparisons and educational inequalities. He has worked extensively with the OECD Programme for International Student Assessment (PISA) data, with this research reported widely in the British media.

Don A. Klinger

Dr. Don Klinger is a professor and Pro Vice-Chancellor of Te Kura Toi Tangata Division of Education at the University of Waikato, New Zealand. Professor Klinger's research explores both classroom assessment and the psychometric and policy issues of large-scale assessments, program evaluation, and measures of school effectiveness.