Francesca Borgonovi & Artur Pokropek

Философы от Аристотеля до Руссо считали, что демократические общества основаны на воспитании гражданственности. Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что более образованные люди с большей вероятностью вовлечены в политическую жизнь. Однако связь между образованием и участием в политической жизни в разных странах может быть разной, и мы не знаем, зависят ли различия между странами от того, как организована политическая система, и если да, то каким образом. В одной из последних статей мы использовали данные Международной программы оценки компетенций взрослых (PIAAC), проводимой Организацией экономического сотрудничества и развития, для изучения того, почему и где образование связано с ощущением гражданского влияния на политику. В опросе PIAAC респондентам надо было выбрать один из четырех вариантов (полностью согласны/согласны/не могут ответить согласны или не согласны/полностью не согласны) к фразе «такие люди, как я, не имеют влияния на действия правительства». Ощущение гражданского влияния на политику – это ощущение того, что политические действия могут оказывать влияние на политический процесс. Ощущение гражданского влияния на политику имеет решающее значение для политической вовлеченности граждан, поскольку она определяет, считают ли люди, что выполнение своих гражданских обязанностей является целесообразным. Наши выводы основаны на данных, полученных от более чем 150 000 респондентов из 28 стран[1].

Figure 1 Between-country variation in political efficacy

Страны отличаются по степени ощущения гражданского влияния на политику…

Рисунок 1 иллюстрирует большие различия между странами на основании того, что люди согласны/не согласны с тем, что они не имеют влияния на действия правительства. Может ли PIAAC сказать что-нибудь о том, почему в одних странах ощущение гражданского влияния на политику сравнительно высокое, а в других сравнительно низкое? Мы считаем, что в странах, где люди обладают более высоким уровнем грамотности и навыков счета, ощущение гражданского влияния на политику выше. Интересно, что нет статистически значимой связи между ощущением гражданского влияния на политику и ключевыми особенностями политической системы, такими как высокий уровень уважения к верховенству права, низкий уровень коррупции, высокий уровень ВВП на душу населения и избирательные правила (например, выборы на основе большинства голосов, мажоритарные системы или пропорциональные избирательные системы).

…но также и в том, насколько поляризованными являются уровни ощущения гражданского влияния на политику.

Успешные демократические государства вовлекают всех граждан в процесс принятия решений. Наше исследование показывает, что значимость когнитивных способностей в объяснении различий в ощущении гражданского влияния на политику систематически различается в разных странах. Некоторые страны вовлекают всех граждан. В других странах граждане с низким уровнем грамотности и навыков счета вовлечены в политический процесс лишь в незначительной степени. Основной вывод заключается в том, что в странах с высококачественными государственными структурами когнитивные способности играют менее важную роль в объяснении ощущения гражданского влияния на политику, чем в странах с менее качественными государственными структурами. С другой стороны, когнитивные способности играют очень важную роль в странах с пропорциональной избирательной системой и второстепенной ролью в странах с мажоритарной системой. Эти результаты свидетельствуют о том, что развитие ощущения гражданского влияния на политику тесно связано с когнитивными способностями людей, которым приходится оценивать информацию. 

Системы «победитель получает все» просты и прозрачны, поскольку количество политических партий невелико по сравнению с количеством потенциальных выборов избирателе в системах с пропорциональным представительством.


[1] Австралия, Бельгия (Фландрия), Германия, Греция, Дания, Израиль, Ирландия, Испания, Италия, Канада, Литва, Нидерланды, Новая Зеландия, Норвегия, Польша, Сингапур, Словацкая Республика, Словения, Соединенное Королевство (Англия и Северная Ирландия), Соединенные Штаты, Финляндия, Франция, Чешская Республика, Чили, Швеция, Эстония, Южная Корея и Япония.

About the author(s)

Francesca Borgonovi

Francesca Borgonovi (PhD) is a British Academy Global Professor. She is on extended leave from the Organisation for Economic Co-operation and Development where she is a Senior Policy Analyst. At the OECD she has been responsible for analytical and developmental work in the OECD-led international assessments (PISA and PIAAC) and the Education for Inclusive Societies project. Francesca is also an Adjunct Professor at the Paris School of International Affairs at Sciences Po and has held research positions in the Department of Social Policy and the Centre for the Analysis of Social Exclusion at the London School of Economics and Political Science and the Goldman School of Public Policy at the University of California, Berkeley. She is currently working on the following research project funded by the British Academy: ‘Digital technologies in education. Measurement and consequences’.

Artur Pokropek

Dr. Artur Pokropek works in the Institute of Philosophy and Sociology of the Polish Academy of Sciences and Educational Research Institute (IBE). He is part of the Student Performance Analysis Section.